Пойманы за руку! Ренато Усатый разоблачил ложь “медиа-помойки” Плахотнюка

22 Декабрь 2016 964

«Телеканалы Плахотнюка выложили запись моего разговора с Анной Урсаки, изъятую из её квартиры во время незаконного обыска. Заголовок гласит: «Сколько денег потребовал Журнал ТВ от Усатого, чтобы продвигать враньё», – написал в Facebook Ренато Усатый в ответ на новую порцию клеветы, которая круглосуточно транслируется на телеканалах медиа-холдинга Плахотнюка.

«В записи, сделанной 23 декабря 2014 года, через 2 недели после того, как партию «Патрия» сняли с выборов, речь идет об официальном продвижении во время предвыборной кампании 2014 года, – сообщил Усатый. – Все телеканалы этим занимаются на законных основаниях. В разговоре упоминается абонемент (и произносится это слово). Этот абонемент мне показался слишком дорогим, о чем я и рассказываю Анне Урсаки. Говорится, что абонемент мне предложили весной, перед кампанией. Упоминаются и другие телеканалы. 3200 евро в месяц – на РТР-Молдова, 8000 евро – на ProTV. Да, мы платили всем этим каналам, как и другие партии, за размещение предвыборных рекламных роликов. Платили официально из избирательного фонда. Даже проверки плахотнюковских прокуроров вынуждены будут это подтвердить».

Кстати, у Публики ТВ и Прайм ТВ прайсы самые дорогие. Монополия Casa Media творит чудеса, но антимонопольному ведомству до этого нет дела. Ведь и оно в руках того же хозяина. Что же касается продвижения вранья, то каналы Плахотнюка по этой части вне конкуренции. Интересно, впрочем, что вранье не помогает надуть хоть немного рейтинг хозяину, которого заслуженно ненавидит вся страна. Причина здесь и в самом человеке, от которого за версту несет воровской малиной, и в топорной работе телеканалов. Для их содержания Плахотнюк монополизировал и фактически убил рекламный рынок, но все равно вынужден тратить на них ворованные у народа деньги.

Запись, выложенная Публикой, длится больше 17 минут. Я бы сказал, что она компрометирует саму Публику ТВ и Плахотнюка, однако эту помойку и её сторожа скомпрометировать невозможно в принципе. Их зловоние стало в Молдове чем-то само собой разумеющимся, практически, явлением природы.

Как эта запись оказалась на Публике? Это тоже всем понятно. Прокуратура, МВД, суды, Публика ТВ, Прайм, Канал 3, прочие структуры и институты, которые когда-то были институтами власти – всё это работает в Молдове на одного человека. Таков финал европейской интеграции в стране, считавшейся поначалу «историей успеха». И это приговор всей европейско-американской политике в данном направлении. При поддержке ЕС и США в Молдове построена настоящая диктатура воров и бандитов.

И всё, что мы обсуждаем в этом разговоре с Анной Урсаки, лишь дополнительное тому свидетельство. Я говорю с адвокатом о защите политзаключенных, которым были сфабрикованы дела, о преследовании оппозиции, о том, что в Молдове спецслужбы прослушивают телефоны оппонентов Плахотнюка (а тогда ещё и Филата).

Я серьезно не понимаю, из каких соображений, кроме как пытаясь поссорить меня с Анной Урсаки, Публика это выложила?! Они хотели, чтобы люди лишний раз послушали, как «проевропейская» власть в Молдове преследует оппонентов? Как люди уже тогда, в 2014 году, боятся говорить по телефону и отказываются сотрудничать с оппозицией? Как меня пытаются не допустить к участию в местных выборах? Спасибо, но все и так это знают».