Грицко: Страх, разделение и телевраньё – три столпа режима Плахотнюка

07 Февраль 2017 816

Глядя на то, что происходит в последние недели в Румынии, нельзя не задаться вопросом: почему всё иначе в Молдове. На днях социальные сети обошел призыв к сбору на митинг возле памятника Штефану чел Маре. Перепостов и лайков было много, но фактически на протест «против коррупции и диктатуры» явилось около 100 человек. Есть ли ещё в Молдове протестный потенциал? Это важнейший вопрос, ведь отвечая на него, можно понять, остался ли у страны хоть какой-то потенциал вообще. Эту тему обсуждали в понедельник гостями программы «Политика» на ТВ7. Представители оппозиционных партий пришли к выводу, что причин неявки на протесты много, и все же именно протесты остаются единственным способом хоть что-то изменить в стране к лучшему. Вот такая ловушка.

Елена Грицко, советник бельцкого муниципального совета, часто ездит по районам страны. Она с ужасом говорит о том, что там видит: людей в Молдове становится всё меньше и меньше. Активное население покидает страну и это тоже своего рода протест. Когда границы открыты, вместо того, чтобы идти на площадь, можно купить билет на поезд и попробовать строить свои жизнь в другом государстве. Скоро протестовать будет просто некому.

Елена Грицко:

«Если мы говорим о сравнении с соседней страной, обратим внимание на уровень жизни людей. Это первая составляющая. Когда сегодня в нашей стране… мы часто разъезжаем по стране (в том числе и во время предвыборной кампании), и сейчас мы в любом случае общаемся с людьми… с огорчением я для себя констатировала, как и мои коллеги, что сегодня у нас страна осталась без людей. Я не знаю, откуда в Национальном бюро статистики взяли эту цифру, что у нас сегодня в стране лиц с правом голоса более 3 миллионов. Я не знаю, откуда, но по факту этих людей нет. Потому что в населённых пунктах, кроме бабушек, которым за 70, и детей, которые находятся на их попечении, нет».

В Румынии мы наблюдаем протест городского населения. События в соседней стране уже успели назвать торжеством урбанизации. Но и в Молдове многие люди переезжают из сёл в города, однако протестовать не спешат.

Елена Грицко:

«В городах люди также не очень активны. Более того, я хочу объяснить ещё одну причину, почему сегодня молдаване не участвуют в протестах против коррупции во власти. Опять же, элементарно. Часть из них – сами коррумпированные чиновники, другая часть – родственники этих чиновников, третья часть – офисные сотрудники, которых всё, в принципе, устраивает, и они безразличны к сложившейся в нашей стране ситуации. Ещё есть часть людей, это граждане Молдовы, которые и хотели бы участвовать в протестах, но, к сожалению, их нет в стране, они находятся на заработках».

Поводов для массового протеста в Молдове навалом. Власти это прекрасно понимают. Поэтому пропагандисткая машина работает в три смены, разделяет граждан на правых и левых, пророссийских и прорумынских, очерняет оппозицию, сеет в обществе страх. Тем более, что силовые структуры уже не раз доказывали: посадить могут любого – был бы человек, а статья найдется.

«В прошлую пятницу по призыву в соцсетях, я, например, вышла, как гражданин. Потому что мне не безразлично, что сегодня происходит в нашей стране. Я вышла сказать, что я против коррупции, против беспредела, который сегодня творится. И я не побоюсь назвать имя главного зла нашей страны – это Плахотнюк. И ещё одна из причин, по которой люди сегодня не выходят на протесты: люди боятся. Людей успели напугать. Вспомним предвыборную кампанию, которая была в 2014 году. Почему ДПМ шла тогда по районам и говорила: если вы не будете голосовать за нас, мы вам устроим здесь второй майдан. И сегодня люди боятся выходить. Давайте вспомним 27 августа прошлого года. Я прошла через это. Мы вышли, люди вышли, потому что это был и наш праздник, но почему-то полицейские посчитали, что они должны нам брызгать слезоточивым газом в глаза. Есть много факторов, который обусловили тот факт, что люди не выходят. Может, мы не должны обвинять их в этом. Их довели до такой ситуации, до такого состояния».

Елена Грицко напомнила, что в эти дни многие активисты оппозиционной Нашей партии брошены за решетку из-за своих убеждений.

«Многие из сторонников Нашей партии сегодня стали политзаключенными. Да, в обществе есть страх. И этот страх порожден режимом Плахотнюка. Сегодня сидит в тюрьме Феликс Гринку. На него политический заказ. И его осудят, только чтобы дать всем понять, что ждет того, кто пойдет против Плахотнюка. Конечно, сегодня есть страх в обществе. Это важный фактор. У кого-то дома семья. Отец должен кормить детей и свою семью. Каждый где-то боится за свою комфортабельную должность, боится, чтобы не открыли и на него уголовное дело. Медиа-холдинг Плахотнюка делает своё дело».

Действительно, тех, кто боится, винить не стоит. Чего не скажешь о гражданах, которые активно протестуют, но только лишь в социальных сетях или на диване перед телевизором.

«Может где-то кто-то привык протестовать в соцсетях, перед телевизором протестовать. Вы видели, я выходила в лайв в пятницу возле памятника Штефану чел Маре и я призывала людей выходить. В принципе, это было после рабочего дня, впереди суббота и воскресенье. Ничего не стоило выйти людям, которые переживают за судьбу страны, но к моему большому сожалению, отдачи я не увидела. И почему-то стало грустно».

Елена Грицко призвала граждан Молдовы забыть о геополитических предпочтениях и объединиться против большого зла, которое поглощает их Родину.

«Мы не останавливаемся на тех протестных акциях, которые провели до сегодняшнего дня и поддержим любую инициативу, направленную против режима Плахотнюка. Мы будем протестовать рядом с теми, кто хочет освободить захваченное государство. И протесты, единственный оставшийся в нашей стране механизм, с помощью которого можно что-то поменять. Плахотнюк их боятся. И он побоялся в прошлом году, когда нас было много. Поэтому нам сегодня нужно объединиться. Оставить геополитику, отложить в сторону какие-то политические взгляды, забыть о вероисповедании и национальности. Сегодня это не важно. Нам всем нужно объединиться в одно целое и пойти против этого большого зла».